УКР
УКР

«Чрезвычайное путешествие». Гватемальские колдуны предсказали результаты будущих выборов в Верховную Раду

0 0 - 0 0

Доверху груженные дынями грузовики надсадно гудели моторами и составляли нам назойливую компанию на трёхрядном шоссе между скал. Дорога поднималась и поднималась вверх. Город, с труднопроизносимым названием Чичикастенанго, куда мы направлялись, расположен на высотах, превышающих 2000 метров над уровнем моря. Мы въехали в облако.

Леса, растущие на здешних склонах, скрывают в своих гущах священную птицу кецаль. Это такой с виду попугай с длинным зелёным хвостом, его перья ценились майя дороже золота и украшали «короны» владык. Птица изображена на государственном гербе Гватемалы. Местные деньги называются кецалями. Но живого кецаля мы пока ещё, ни разу не видели. Индейцы говорят, что кецалей из здешних мест разогнала гражданская война.

Чичикастенанго, притулившийся к скалам, ещё не спал, когда наша экспедиция вползла на его крутые (под углом 45 градусов) узенькие улочки. На ночлег остановились в средневековом, мужском, католическом монастыре святого Томаса. Помните такого библейского персонажа – «Фому не верящего»? В западной традиции этого апостола называют Томом. Том Сойер, например, был назван в его честь.

А ещё американцы любят так называть своих котов, вспомните мультик «Том и Джерри». Монастырь в наше время переделали в Hotel Santo Tomas, но на внутреннем духе, интерьере эта перемена никак не отразилась. Распятиями с изнывающим в муках Иисусом декорирован каждый квадратный метр внутреннего убранства этой уникальной гостиницы.

Когда испанцы пришли на территорию Гватемалы, они с рвением, достойным лучшего применения, принялись насаждать христианство. Ритуальное поедание жертвенной человечины с кровью превратилось в ещё более ритуальное   т.е. в виде просфор и красного вина. Католические миссионеры специально строили церкви на месте языческих капищ, но Иисус, приносимый в жертву Богу, неожиданно хорошо вписался в представления майя «о прекрасном».

Так что, усилия католических монахов дали результат в какой-то степени противоположный ожидаемому.За прошедшие 500 лет майя сохранили духовное наследие предков, без проблем покрыв его христианской позолотой. Это как у нас – день Ивана Купалы и Крещение Господне – языческие славянские праздники, но называются по-христиански. Именно в Гватемале особенно часто приходится сталкиваться с доколумбовыми обычаями майя.

К примеру, в Чичикастенанго фактическим органом местного самоуправления является как бы католическое братство святого Иеронима. В заранее обусловленном месте десятка два жрецов «отцов общины» собираются в чёрных жилетах, расшитых цветами. У каждого   серебряный жезл, увенчанный изображением Солнца. Совещание проходит на языке майя, заканчивается ритуальным распитием священного напитка «атоля». Это бражка из варёных зёрен кукурузы. А теперь вспомним, что писал о майяских жрецах испанский епископ Диего де Ланда, описывая в ХVI веке обычаи индейцев: «Их жрецы всегда были первыми в увеселениях и выпивке»…

Wi-Fi в отеле-монастыре Santo Tomas отсутствовал. В Интернет можно было выйти лишь с отельного компьютера, который, как дракон золотое руно, охранял спящий возле него на полу индеец. У входа в монастырь другие индейцы предлагали приобрести тяжёлые мечи-мачете в добротных кожаных ножнах. В джунглях без мачете весьма трудно передвигаться. Зачастую с мачете на поясе малорослые индейцы ходят и по городу. Крупные мужчины «ладино», в жилах которых течёт мало индейской крови, носят ковбойские шляпы и потёртые пистолеты за поясом. До 1996 года в Гватемале 36 лет шла гражданская война, сейчас не дают покоя наркобанды   мары.

На ступенях средневекового отеля-монастыря старик индеец пил кокосовое молоко из разрубленного пополам кокоса и расслаблено следил за уличной суетой. Мы тоже купили по кокосу у молодой индианки, сели на вытертые тёплые ступени и присмотрелись к окружающей обстановке.Майяская речь на улицах Чичикастенанго слышится чаще, чем испанская, и даже цвета традиционных индейских туник-уипилей здесь особенно яркие. Дым от жаровен, индианки, раскатывающие тесто для маисовых лепёшек. Индейцы, предлагающие приезжим ярко-полосатые пончо, скатерти, расшитые сумки, плетёные корзинки…

Массовый туризм, бурно развившийся после окончания гражданской войны, привлекает в здешние места именно традиционный образ жизни индейцев майя. Его особенно тщательно сохраняют вокруг природоохранных зон и археологических парков. В высокогорных селениях майя по ту и другую сторону гватемальско-мексиканской границы до сих пор пользуются древним 260-дневным календарём. Но до этих селений доходят только такие экспедиции как наша, а также безжалостные мары.

Местная церковь Санто-Томас, построена в середине XVI века на верхушке майяской пирамиды святилища, посвящённого богу Земли. В отличие от египетских, майяские пирамиды не всегда служили гробницами правителей. Основная функция ступенчатой пирамиды майя имитация горы, на вершине которой находился храм. Так что, для индейцев ничего не изменилось с постройкой христианского храма прямо на языческой пирамиде. Индейский алтарь курится на ступенях католической церкви.

В церкви святого Фомы хранится копия древней книги майя – Пополь-Вух, которая содержит всю систему индейской истории и космографии. Однако вход в храм, по заверению нашего проводника, разрешён только индейцам. Пришлось общаться на ступенях храма с колдунами, знахарями и шаманами, способными, как уверял нас проводник, насылать или снимать проклятия, предсказывать будущее и ходатайствовать за людей пред богами.

Донья Хуилья, одна из местных провидец-ахкунец в 2007 году совершала обряд очищения священного города Ишимче, чтобы изгнать «злых духов» после посещения президентом США Бушем этого места. Как сказал наш проводник, на заработках в Соединенных Штатах находится до 10% жителей Гватемалы, большинство из них на нелегальном положении. Джордж Буш прикладывал определённые усилия для того, чтобы выдворить гватемальцев-гастарбайтеров из США.

И духовные наставники общины майя решили очистить священное место от «злых духов» после визита Буша, чтобы их предки могли покоиться с миром. Донья Хуилья согласилась с нами встретиться ранним утром на кладбище Чичикастенанго. 50-летняя ахкунец была в традиционном, весьма пёстром, индейском одеянии, так же как и её 70-летняя помощница. В руках у них были торбы, битком набитые колдовскими аксессуарами, канистра с водой и шевелящийся свёрток с кем-то живым, чтобы провести обряд жертвоприношения. Зная, что майя под воздействием католиков во славу Божью, распинали на крестах младенцев – мы всю дорогу опасливо косились на этот свёрток с будущей кровавой жертвой.

Донья Хуилья была многословна:«Не надо нас называть шаманами, даже когда говорите на своём языке. Мы понимаем. И вы поймите и отнеситесь серьёзно к нашей работе. Мы   «гиды в потусторонний мир». Воздух здесь пропитан тенями забытых предков. Нужно правильно себя вести, чтобы защититься».Честно говоря, мы не настаивали на проведении этого ритуала. Некоторые даже были против. Ведь он связан с убийством живого существа, ни в чём, кстати говоря, неповинного. Но Донья Хуилья сказала, что ей надо проводить это жертвоприношение именно сегодня, для защиты нас от порчи, и ей безразлично, будем снимать мы или нет. Вот только надо будет отключить камеры на непродолжительное время в те моменты, когда она скажет.

Донья Хуилья с помощью заговорённой воды нашла место для будущего жертвоприношения. И принялась тщательно укладывать жертвенный костёр. 

Сначала она обсыпала кострище какой-то заговорённой солью.

Затем она заложила между чурок и восковых свечек шарики копала традиционного благовония для воскурений. 

 

Наконец колдунья обложила жертвенник травой.

В завершении были насыпаны лепестки цветов под бормотание заклинаний.

Она на языке майя призывала пращуров услышать наше обращение. Мы заметили, что в своих молитвах Донья Хуилья использовала как местные, индейские приёмы вызова душ предков, так и католические, обращаясь к El Santo Padre и Santísima Virgen María. Сама она, судя по всему, не ведает различий между ними, ей не важно, кто помогает,   ведь она обращается к некоему «Всевышнему», у которого много ипостасей, добрых и не очень.

«Духи сказали мне, что вы не выключили камеру, как я просила. Вам было не нужно общение с ними, вы только хотели заснять жертвоприношение,   Донья Хуилья посмотрела на нас с большим сожалением,   теперь я не отвечаю за то, что с вами произойдёт».Мы заверили, что на сей раз точно-преточно выключили все имеющиеся у нас видеокамеры и фотоаппараты, а также попросили узнать у духов ответ всего на один вопрос – какие результаты будут у предстоящих выборов в нашу Верховную Раду.

И опять ахкунец Хуилья воззвала к пращурам древним майяским заклинанием. Бензопила, визжавшая на соседнем лесистом склоне, захлебнулась. Кладбищенская тишина нарушалась лишь свистом ветра в тенистых проходах между каменными склепами.«Они примут нашу жертву,  вновь на испанском заговорила Донья Хуилья, и ответят на ваш вопрос».

Помощница ахкунец достала из мешка всклоченную красную курицу, погладила её, что-то ей наговорила. Затем колдуньи споро растянули птицу над жертвенным костром и перерезали большим ножом горло.

Кровь брызнула прямо на пламя и колени нашего оператора, достигла углей, где зловеще зашипела. Отрезанная голова полетела туда же.

Обезглавленной тушке ахкунец взрезали брюхо и выворотили оттуда парящиеся внутренности. Замерли, всмотрелись, видя там что-то такое, что было неразличимо нам.«Я скажу вам ответ на заданный вопрос…». И действительно рассказала таким образом, что о предстоящем раскладе сил в будущей Верховной Раде легко было догадаться по названным цветам и метафорам гватемальской фауны. Потом мы ещё поговорили о так называемом «конце календаря майя».

Ахкунец Хуилья не умеет ни читать, ни писать иероглифами майя, хотя и уверяла, что рождена для этого. Зато она свято хранит устные традиции майя, старательно передаваемые от поколения к поколению. Знаменитую книгу «Пополь-Вух» она не читала, но знает, что там описывается сотворение мира и людей. «Пополь-Вух» описывает историю только одного народа майя   киче.

Но около трёх десятков этнических групп майя из Гватемалы, южных штатов Мексики, Белиза, Сальвадора и запада Гондураса,   почитают эту книгу и считают себя «маисовыми людьми». Согласно «индейской библии», древние боги несколько раз пытались сделать человека, чтобы он трудился для них, выращивал продукты и делал напитки.

Это удалось лишь с третьей попытки, когда в качестве материала был избран маис (люди из глины и дерева оказались бестолковыми и богам неугодными). «Человеки из кукурузы» продолжают упорно держаться за свои традиции, религиозные представления и жизненное восприятие. Это культурное сопротивление европейской экспансии передаётся у гватемальских индейцев от поколения к поколению.

Возвращение с погоста, по обыкновению индейских городов расположенного по-над Чичикастенанго, было бодрым. Нам быстро надоело лазить по старинному индейскому кладбищу под палящим солнцем. Это требовало серьёзного напряжения сил, поскольку проходы между могилами узкие и местами обрушенные. А вид с вершины открывался тоже уже поднадоевший: джунгли на склонах гор.

После тягостного жертвоприношения, ноги сами несли нас к выходу из некрополя. Воздействие духов индейских предков не доставило особенной радости.Чичикастенанго, столь расслабленно встретивший нашу группу накануне, приветствовал напряжённым гулом самого большого в мире индейского рынка. По четвергам и воскресеньям сюда съезжаются со всех окрестностей индейцы-ремесленники для продажи своего рукоделья. Лица коллег подобрели и разгладились. Захотелось поесть и поговорить.

И тут мы буквально наткнулись на ещё одного колдуна-чучкухавес, ноги которого были обуты в клубки мумифицированных змей. Свернувшаяся кольцами змея у индейцев означает круговорот явлений. Это смерть и жизнь, зло и добро, яд и исцеление. Чучкухавес, как ни в чём не бывало, прямо посреди прилавков со снедью, препарировал череп маленькой мёртвой чупакабры. Первая причина смертности в Гватемале   кишечные инфекции. Не эту ли злую встречу пророчествовала нам ахкунес Хуилья?! Тошнотворное соседство заставило нас затянуть пояса и отложить трапезу до прибытия в городок Панахачель, что на высоте 3000 метров зажат между тремя вулканами   Толиман, Сан-Педро и Атитлан. Нас там ждал Солола   находящийся в глубине вод озера Атитлан, древний город майя.

Продолжение следует.

КОНСТАНТИН СТОГНИЙ

Материал: facenews.ua

07.04.2012 09:03

0 0 - 0 0



Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ