УКР
УКР

Константин Стогний рассказал о своем третьем приключенческом романе

0 0 - 0 0

Ведущий «Чрезвычайных новостей» Константин Стогний рассказал о своих книгах, о путешествиях и о своем новом приключенческом романе.

Скоро Вы презентуете свой приключенческий роман. Уже третий. Герои будут новыми или, скажем так, создается трилогия? Вспомните, как пришла идея первого романа, почему вообще решили взяться за перо.

Третий приключенческий роман ожидается в конце сентября. Герои будут прежние, как и в двух предыдущих романах, с которыми читатель уже знаком. Я не думаю, что это будет трилогия, потому что сейчас есть спрос именно на такой формат. Потому что здесь переплетены и реальные события, и очень интересные исторические и географические факты, уникальные места, встречи с необычными людьми. А поскольку есть спрос – есть мое желание писать дальше.

Идея пришла в голову не сама собой – все зависело от обстоятельств. Это не идея, а скорее разрядка. Я взялся за перо, и это помогло мне в сложные моменты. Потому что нужно понимать, в каких условиях последние несколько лет жила наша страна. Мне, как и любому нормальному человеку, сложно в это время. Есть семья, работа, вопросы безопасности, переживание за страну. Мужчины пользуются формулой разрядки, которая заключается в формуле «3-с»: секс, спорт, самогон. Либо спиваются, либо – во все тяжкие. Ну, а кто чуть поумнее – те находят свой дзен в спорте. Полагаю, это защитная реакция организма и человеческой психики на те сложные события, которые происходят именно в последние два года.

Я находил разрядку от всех этих сложных моментов, которые обрушились на головы украинцев, именно в спорте и в написании книг.

1

Расскажите, сколько времени прошло с момента последней экзотической экспедиции. Скучаете по дальним странам?

Два года уже прошло. Это был Бутан. Достаточно закрытая страна в Гималаях, где люди живут по совершенно другим канонами, как бы в другом измерении. Они, например, не вычисляют счастье. Не гордятся, не вырабатывают его, как принято в других странах с помощью экономики.

Счастье измеряется совершенно другим образом. Люди должны быть счастливыми, улыбчивыми. У них даже есть специальные обозначения – вы удивитесь – символы культа фаллоса, которые обозначают счастливые семьи. Удивительно смотреть, когда эти изображения находятся просто на стенах жилых домов.

Сначала это вызывало недоумение, но когда узнали, что в Бутане есть министерство счастья, мы добились аудиенции с его министром. Когда переговорили с ним – он объяснил, что в принципе, это как в советское время обозначали дома образцового обслуживания или поведения звездочками. Так же обозначаются самые счастливые дома такими вот древними символами.

5

Какая страна для вас самая интересная, и куда бы Вы не поехали еще раз?

Конечно же, я скучаю по всем дальним странам. И нет такой, которая бы оставила у меня настолько плохой осадок, чтобы я не хотел туда вернуться. Я хочу вернуться даже в Афганистан, в котором и служил, после которого мы снимали фильм в Кабуле пять лет назад. И я бы все равно опять туда вернулся. Так же, как Ирак вовремя войны. Пожалуй, меньше всего хотелось бы в Сомали вернуться. Но если бы такая возможность представилась – я бы ее не упустил.

Почему во втором романе зло осталось непобежденным? Вы не верите, что зло можно победить?

Я верю в то, что зло можно победить.

На то, что во втором романе зло осталось непобежденным, я отвечу так: я верю, что все закончится хорошо. Если пока что нехорошо, значит, это еще не конец.

То есть вторая книга – это всего лишь этап и проигранная битва, но не проигранная война. Поэтому война добра со злом будет продолжаться и в следующих книгах. А на то есть и борьба, и война – что разные победы бывают у разных сторон. Не бывает войны, состоящей только из одних побед. Поэтому во второй книге, чтобы быть честным перед собой и читателями, максимально правдиво описаны обстоятельства. Они на том этапе складываются таким образом, что зло как будто осталось.

Но непременно мы вернемся к этой теме, и герой продолжит свою борьбу со злом. Дальше, в следующих книгах, будет уже понятнее – что к чему.

В основу второго романа легли путевые дневники участников экспедиции «Надзвичайних Новин» на Тибет. Где развернутся действия в третьей книге?

Действие третьей книги разворачивается в джунглях, на территории ареала расселения загадочного племени майя. Это Мексика, Гватемала и Белиз. В книге – настоящие истории из племени майя с шаманами. Шаманские практики – это удивительные, необъяснимые вещи, с которыми я столкнулся.

Ваши путешествия связаны с открытиями и находками, а сами книги имеют несколько мистический характер. А на самом деле, какая доля реальности в сюжете?

В книгах по-разному. Но в основном около 60 процентов документалистики. Многие этнографы даже берут их за основу. Люди, которые едут на Тибет, раскупают книги, и потом используют их как путеводитель. Потому что там указано: где находится могила Бориса Лисаневича (одессит, открывший Непал для международного туризма, – Ред.), какие населенные пункты, какие треки ведут к восьмитысячнику Аннапурна, где, в том числе, разворачивались события в романе «Тибет, или Изумрудная Чаша Патриарха». Поэтому достаточная доля документалистики дает возможность людям прямо по этим книгам осуществлять путешествия. Остальное – 40 процентов – прогнозы, как могли бы себя вести персонажи.

4

Вопрос, который точно понравится женщинам, которые будут читать это интервью. Ваш герой не только оказался в эпицентре захватывающих и опасных приключений, но еще и попал в любовную историю. Журналисты-путешественники часто заводят романы в командировках?

У меня таких историй в реальной жизни не было. В командировках достаточно сложные условия пребывания. Это горячие точки. Мне, во всяком случае, не известно о каких-то романах.

То, как могли бы себя вести персонажи в той или иной ситуации во втором романе – это уже авторские домыслы. Если бы звезды расположились как-то иначе, возможно, по-другому вели бы себя и участники этой экспедиции. Но в данном случае ничего человеческое не чуждо. Вполне можно предположить, что между героем, здоровым мужчиной в расцвете сил, возможны взаимные привязанности с девушкой, которую он встретил.

А в реальной жизни в командировках не до этого. Но если бы они длились дольше, и журналисты, которые там находятся, не были бы обременены брачными узами, то я думаю, что место для хорошего романа должно находиться в дальних странах.

Какими полезными навыками Вы овладели за время путешествий по миру?

Путешествия, в которых приходится бывать, порой достаточно опасны и, конечно же, каждый член нашей экспедиции имеет какие-то навыки. Говоря обо мне – это медицинские и навыки выживания в экстремальных ситуациях. Я точно знаю, что нет такого места на планете, где я не смог бы выжить. Будь то безводная пустыня – обязательно найду там пару глотков воды.

Я знаю, как это сделать. Или же, как сварить супчик из крысы, и какую травку туда добавить, чтобы не было токсинов. Или же грибов насобирать, и тоже, чтобы ядовитые грибы перестали быть вредными для человеческого организма, каким образом их отварить, как процедить, и что добавить для перестраховки туда.

3

Путешествия, которые Вы описываете в книге, весьма опасны. Все может случиться, а до ближайшей цивилизации – далеко. У Вас есть навыки врача, или у кого-то из Вашей команды?

Медицинские навыки у меня остались еще с военных лет, с моей службы в армии. Наложить повязки, остановить кровотечение – это для меня не большой сложности задача. Так же как и зашить небольшую рану. Не говоря уже о том, что я могу делать внутримышечные колы. Даже если понадобится вводить препараты внутривенно.

Без навыков в дальних странах очень тяжело, особенно учитывая, что наша экспедиция две недели жила на Южном полюсе на станции «Академик Вернадский». И там уж точно ждать помощи со стороны пришлось бы весьма долго. Потому что до ближайших цивилизованных мест – тысячи километров. Без навыков выживать в тяжелых экспедициях невозможно.

Книга для Вас – работа или хобби?

Книга для меня – это скорее хобби.

Моя основная работа – телевизионная. На самом деле, все телевизионное производство – это высокооплачиваемое хобби. Это то, что у меня получается и дает возможность жить, имея хлеб и масло к этому хлебу.

Книги сначала задумывались скорее как своеобразное меценатство. Когда приходилось выступать в университетах – я видел у студентов потухшие глаза. Они устают говорить о бардаке, о существующих неурядицах. Они хотят услышать о жизни, они хотят услышать что-то удивительное – то, что поможет им все-таки присоединиться к мировой культуре, а не замыкаться и вариться в собственном соку.

Но так как у меня остается все меньше и меньше времени на выступления перед широкой аудиторией на вольные темы – не на криминальные, которые видят каждый вечер в «Надзвичайних новинах» – то у меня появилась идея писать книги. Вышло шесть документальных книг.

Как я уже говорил, я находил разрядку в написании книг. Я просто брал экспедиционные дневники и читал события за каждый день, а между ними происходило что-то, что не написано. И тогда я стал анализировать характеры героев, которые были записаны в этих дневниках, и дописывать, как могли бы поворачиваться события. Потихоньку эти фрагменты становились все объемнее, и стали похожи на главы книги. Сначала стал показывать эти записи своим друзьям, фрагменты выставлял на Facebook. И когда это нашло позитивный отклик – родилась идея издать книгу.

Этим заинтересовалось издательство «Фолио». Книгу «Пангапу» они переиздали во второй раз, и вскоре попросили, чтобы было несколько книг – хотя бы трилогия из последних экспедиций.

Трилогия получилась, но читатель стал требовать продолжения, поэтому сейчас мы ведем переговоры с разными издательствами. Приоритет, конечно же, у харьковского издательства «Фолио», с директором которого Александром Красовицким мы постоянно на связи, и также отстаиваем каждый свои интересы в этой истории. Но полагаю, после трилогии все же будет продолжение.

Ожидаю, что возьмусь за написание нашей полярной экспедиции. Это достаточно тяжело, и пока что я не вижу времени. Но посмотрим, чем это закончится. Все будет зависеть от интереса читателей. Если раскупят все книги – значит, это востребовано, и я буду продолжать свое хобби, которое, надеюсь, тоже перейдет в разряд высокооплачиваемого.

2

Другие литературные жанры планируете осваивать?

Я уже освоил документальный жанр – выпустил шесть книг. Освоил приключенческий роман – три книги уже есть, и есть заказ на написание следующих. Поэтому, пожалуй, мне достаточно жанров.

Хотя, если сам для себя… Меня привлекают ироничные заметки. Я вообще считаю, что чувство юмора – это своеобразный тест и проявление человеческого интеллекта. Мне хочется написать очень остроумную и комедийную книгу. Поэтому возможно буду осваивать еще юмористический жанр.

Что обязательно берете с собой в любое путешествие? Я имею в виду не аптечку, а что-то знаковое – детские рисунки, фото, книгу…

В любое путешествие – дальнее или ближнее – обязательно беру с собой освященный деревянный крестик. Когда меня крестили – а мне было 33 года – отец Варлаам одел мне на шею латунный крестик. И еще я взял деревянный.

Почему именно такой – есть два смысла. Первый – практичный. Он не окисляется на жаре, при холоде и морозе не прилипает к телу.

Но есть еще и символический смысл: я склоняюсь к мысли, что раньше у людей были деревянные крестики и золотые сердца. Они были добрее, мудрее, помогали друг другу, не было такой зависти. А сейчас все носят золотые крестики и имеют деревянные сердца. Я против этого.

06.10.2016 16:55

0 0 - 0 0



Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ