УКР
УКР

Константин Стогний: Сегодня наша милиция, как падающий самолет

0 0 - 0 0

Ведущий “Чрезвычайных новостей” Константин Стогний рассказал, что сегодня на самом деле происходит с украинской милицией и как стоит реформировать правоохранительные органы.

– Константин, вы наверняка общаетесь с бывшими и действующими сотрудниками органов. Какая картина сегодня?

– Ничего хорошего пока не вижу. Милиция подавлена грузом обвинений. Плюс расформирование «Беркута». Там люди, конечно, не слабые, привыкли к разным словам в свой адрес. Но ранит, что на всех вешают один ярлык: стреляли, убивали, негодяи… А на основании чего обвинения? Кто-то так сказал, так решил. Это не аргументация. Помните, когда в людей стреляли на Грушевского, на Институтской? Туда же не пускали экспертов, затоптали все следы. Зачем? Если хотите доказать, что стреляли и в «Беркуте» есть убийцы – проверяйте это надлежащим способом. На словах основываться нельзя. Вот медики говорят, что видели трупы людей, в которых стреляли с близкого расстояния, в спину. Тогда причем здесь снайперы или «Беркут»? Кроме этого, мы видим, как сейчас начали разговаривать с милицией: «пошел туда», «пошел сюда», «бегом ко мне». Это говорят не частному лицу, это говорят всей системе. Если она настолько мертвая, что неспособна реагировать, надежды на изменения к лучшему нет. Это как падающий самолет. Надо разобраться, почему падает, а его заворачивают то в один, то в другой вираж. Результат – катастрофа. Люди стараются саботировать там, где это возможно. По тем же патрулям ГАИ смотрите, что вышло: они выходят на место дислокации, но практически ни на что не реагируют – чтобы не нарываться.

– Сейчас одни и те же люди, в зависимости от ситуации, кричат: «Милицию прочь, это враги народа!», а следом: «Милиция не хочет работать, не ловит бандитов!»

– Обвинять всю милицию в том, что она плохая – это все равно что обвинять автомобиль за то, что он попал в ДТП. Есть начальник – с него и надо спрашивать. С руководителей на местах, с тех, кто назначил этих руководителей.

Мы сейчас знаем случаи, когда грабят дома, люди часами связанные лежат, а группа не прибывает по вызову. Значит, это халатность руководителя, который не организовал работу, уголовное преступление. Но в этом должны разбираться те, кто взялись управлять системой. А сейчас кадровый состав крайне слабый. Те, кто себя дискредитировал, продолжают служить потому, что им идти больше некуда. А те, кто востребован, увольняются, уходят в охранные структуры, в адвокаты, где платят в разы больше. Никто не проводит аттестацию, никто толком даже не знает, как аттестация проводится.

– Подан законопроект, которым милицию хотят лишить льгот и надбавок…

– Это нужно делать. Но опять же система так глупо построена, что поступать с ней разумно нельзя. С советских времен, чтобы удержать милиционера на службе, ему дают маленькое ядрышко зарплаты, а на него накручивают все остальное – надбавки за звание, за выслугу, за оперативный стаж, за ночные дежурства и так далее. Это неправильно. Но если все отменить, то вместо 2300-2500 гривен обычный милиционер получит 1200-1300. В органах останутся только те, кто знает, что будет жить точно не на зарплату.

Есть еще одна проблема: людей внедряли в преступные группировки, бумаги об этом подписывали руководители определенного уровня, это сугубо секретно. Идут годы, агентуру надо выводить, а тут одни политические силы приходят, другие уходят. О людях просто забыли: сидят они в бандах, не сидят…

– Кстати, что-то известно о 35 бойцах киевского «Беркута», которые сбежали с оружием?

– Часть из них в Крыму, будто бы просили российское гражданство. Но так это или нет, не знаю. Никто об этом не говорит всерьез и этим не занимается. Ладно, тут хоть ясно, кто эти люди. На фоне тысяч единиц выданного оружия – кому и как выдавали, как изымать, это меньшая из проблем.

– Мы не раз допытывались у МВД: выросла ли преступность? Или отмалчиваются, или говорят, что все «на уровне» или «под контролем».

– Думаю, в разы выросла. Но по статистике этого не будет, милиция сейчас не выезжает на некоторые вызовы. А об украденных телефонах и речи не ведет. Люди даже не обращаются – не видят смысла.

Творится что-то фантастическое. Когда я ехал в аэропорт «Борисполь», прямо передо мной какие-то люди, якобы из самообороны, обыскали машину Софии Ротару! И говорили мне: чего возмущаетесь, время такое неправильное, поэтому мы и поступаем неправильно. Милиция тоже оправдывается ссылками на «неправильное» время.

– Самообороны – да, много стало. Милиция, дескать, парализована, так вот они теперь за нее.

– Тут есть хорошие идеи. Особенно в поселках дворов на 70-80. Собираются 10 мужчин, у одного наверняка есть зарегистрированное ружье. Обходят село, смотрят, чтобы не появился чужой. Но есть же и другая самооборона – которая «раскулачивать» приходит, берет на себя все функции сразу: правоохранителей, суда. Я бы тут привел аналогию с милицией. Часть людей приходит в нее с комплексами, которые сформировались с детства: мной командовали, били, унижали, а теперь я буду всех наклонять и бить. То же самое в самообороне. Парень, с которым раньше никто не считался, надел камуфляж, повязал ленточку, и все – он главный. Обыскивает других, командует гаишником. Это самоутверждение, но – беззаконие.

– Какой вы дадите людям совет?

– Организовываться, пройтись по соседям, посмотреть – на какого можно рассчитывать, разделиться на равные группы патрулирования. Идти защищать порядок, самих себя и свои семьи от грабителей, от самозванцев-самообороновцев. В ближайшей перспективе помощи от милиции ждать в таких вопросах не приходится. Да и при встрече с милицией надо быть осторожнее. Форма – не дефицит. Случаи, когда псевдомилиция приходит в дома, что-то описывает, конфискует, тоже сейчас наблюдаются.

– А с милицией что делать? Реформы, о которых так много говорили при Захарченко и его предшественниках, похоже, накрылись.

– Я вообще считаю, что милицию невозможно реформировать, это напрасная трата времени и самообман. Для начала нужно сформировать сильное кадровое ядро, стараться набирать профессионалов.

– Профессионалов на 1200 гривен?

– Нет, конечно. Нужно пересмотреть штатную структуру. 300 тысяч милиционеров, включая внутренние войска МВД, Украине не нужны. Войска вообще не должны к милиции относиться. Милиционер должен быть многопрофильным. Например, в США полицейский, если нужно, регулирует движение. Нужно – составит протокол, опишет место преступления, задержит нарушителя. А у нас с советских времен жесткое разделение: этот – гаишник, этот – участковый, этот малолетками занимается. Они между собой могут и не пересекаться.

Но еще раз повторю: реформы в одном отдельно взятом правоохранительном секторе обречены на крах – это показал пример России, где такие реформы провалились. Нужно начинать с судебной системы, чтобы она выравнивала все остальные. Милиционер нарушил – суд наказал. Одного – на семь лет, другого – на десять, третьего на десять. Остальные уже задумаются. Если это справедливый суд. А как его сделать таким, должны думать аналитики.

По материалам kp.ua.

Смотрите «Чрезвычайные новости» по будням в 19:25 и в субботу в 19:00 на канале ICTV.

12.03.2014 14:40

0 0 - 0 0



Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ