УКР
УКР

Константин Стогний: “Да, я отморозок!”-2

0 0 - 0 0

Для начала нас поселили в тёплом деревянном домике со всеми удобствами, соответствующими 4-х звёздному отелю. Атмосфера в ICEHOTEL и на её территории напоминает горнолыжный курорт. Вот только лыж вы тут не найдёте – ни горных, тундра всё-таки, ни беговых, что несколько странно. Публика развлекается вырезанием ледяных скульптур, необузданными гонками на снегоходах, прогулками на оленьих и собачьих упряжках, верховой ездой на мохнатых саамских лошадках.

На рецепции нам вручили пластиковые карточки-ключи от домика, бэйджи PRESSA и карты территории отеля.Идите прямо от нас, как дойдёте до ресторана, поверните направо, а там по карте разберётесь,   указала нам в темноту шведка с внешностью солистки ABBA Агнеты Фельтског. Никаких услужливых портье, несущих твою поклажу до номера и разъясняющих любую мелочь, вплоть до крана с горячей водой. Полное самообслуживание. Help you self.

Недаром шведы изобрели «шведский стол». Здесь этот принцип царит во всём. Даже в аэропорту мы регистрировали свои авиабилеты самостоятельно у электронного автомата, который выдал нам посадочные талоны и самоклейки на багаж. Чемодан мы также сами поставили на самодвижущуюся ленту, и он уехал куда-то в утробу транспортного отсека. Наверное, в наше время так были бы устроены все аэропорты мира, но всё испоганили исламские террористы.

Ресторан Ishotellet нас встретил традиционной саамской кухней   это медвежатина и оленина, которую режут тонкими пластами и слегка коптят, лосятина и рыба, которой много в здешних студёных речках и озерах. Сиг, лосось, форель, хариус, кумжа. Покислиться – брусника, морошка, клюква, голубика. Саамы знают, как хранить ягоды, чтобы даже в феврале они были свежими.

На другой день мы переселились непосредственно в ледяной номер-иглу. Там изо льда было всё – огромная кровать, устланная оленьими шкурами, кресла, стол, даже электрические светильники. Санузел отдельно, в соседнем тёплом корпусе с камерами хранения, кофе-автоматом, саунами и гардеробной, укомплектованной полярными комбинезонами, тёплыми непромокаемыми сапогами, кожаными меховыми рукавицами и вязаными шапочками.

На рецепции нам предложили покататься на автомобиле по снежному и ледяному бездорожью. Но мы объяснили «Агнете Фельтског», что в далёкой Украине каждый житель нашего чудесной страны получает на всё зимнее время подобное развлечение круглосуточно, в виде бесплатного социального пособия от государства. Так что, мы предпочли воспользоваться менее экзотичным для Лапландии видом досуга – катанием на оленях. Коих и заказали к обеду.

У нас было вдосталь времени, чтобы ознакомится непосредственно с Юккасъярви. Это небольшой посёлок на 2 км растянувшийся по берегу озера Юкка. Домики деревянные, весьма скромные, но тщательно обихоженные и оттого нарядные. У многих   автомобили и вольеры с лайками. Какой-то домашней скотиной пахло лишь в одном месте. Но больше всего нас поразила невероятная чистота. Мы специально искали, но нигде не нашли никакого мусора. Ни бутылки, ни бумажки, ни собачьей какашки. Мы не смогли найти ни единого окурка или хотя бы даже плевка. Чистота исключительная, такое ощущение, что находишься в декорациях какого-то фильма о шведских саамах. Даже снег в Юккасъярви был как будто искусственный – сверхъестественно белый и очень-очень сухой.

Лишь у школы, на автобусной остановке мне удалось отыскать крохотное граффити «I was here». Но кто его оставил? Не исключено, какие-то туристы. Ведь теперь Юккасъярви – весьма популярный в Швеции зимний курорт. Добыть тут для нас ледяной номер на сутки стоило больших трудов администратору съёмочной группы. Мы снимаем по всему миру необычные отели для телепрограммы «Удивительные странствия».

Пунктуальность в Швеции весьма в чести. Ровно в 14:00 нас ждал саам лет 50-ти, одетый в «малицу»   это этническая одежда, сшитая из оленьих шкур мехом внутрь. Малица саамов не только удобна и тепла, но и весьма нарядна. Все цвета национального костюма очень символичны. Они вторят цветам саамского флага, где синий   цвет полярной ночи, а все остальные цвета   краски долгожданного лета. Кожаный ремень, обшитые сукном отвороты и бисер. На боку саамский нож, на плече – пластиковое лассо.

Вместе с саамом были две ассистентки – прехорошенькие юные саамочки Джозефина и Дженифер. Саамки управляли двумя мотосанями. На третьем снегоходе ехал сам саам Андерс. На трёх больших нартах, позади мотосаней, уместилась вся наша съёмочная группа. Где-то за 2 км от Юккасъярви в просторных левадах нас ждали северные олени. В лапландских сказаниях и легендах олень   любимец и красавец, без которого саамы не представляют свою жизнь. «Мы   олений народ»,   говорил Андерс и его оленята Джозефина и Дженифер.

Андерс с помощью лассо поймал трёх рогачей и саамки запрягли их в легкие одноместные нарты. Нам объяснили, как управлять северным оленем с помощью одной верёвки и дали каждому желающему насладится воплощением в жизнь слов из песни советского певца Кола Бельды: «Мы поедем, мы помчимся на оленях утром ранним. И нечаянно ворвёмся прямо в снежную зарю».Когда мы всё отсняли, накатались, намёрзлись, накричались – саамы пригласили нас в прокопченную вежу-куэть. Типичное саамское жилище походит на более известный сибирский чум или североамериканский вигвам   это конусообразное сооружение из жердей, покрытое шкурами, с низко повешенной дверью и отверстием посредине для выхода дыма. Внутри вежи нет ни лавок, ни каких-либо других сооружений, относящихся к внутренней отделке. Два обструганных дерева кладутся параллельно стенам, отделяя «кухню» от «спальни». Там, разлегшись на оленьих шкурах вокруг костра, мы слушали сказания саама об их жизни.

Жители Лапландии – это европейцы, которых несколько тысяч лет назад ледник запер на Скандинавском полуострове. Саам Андерс угощал нас горячим чаем из какого-то мха и листьев морошки, потчевал необычайно вкусной олениной с традиционными саамскими лепёшками. Он рассказывал о тысячелетней жизни с северными оленями, об охоте, о том, как живут лопари в разные времена года. Создавалось такое ощущение, что это он сам лично жил здесь тысячу лет бок о бок с оленями и лайками. В тоже время, его английский был безупречен. В саамских школах этот язык преподают с начальных классов. Только очень старые саамы, которым за 70, не понимают и не говорят по-английски. Мы все говорим на своём родном языке, на шведском и на английском, пояснил мне Андерс.

Когда на мотосанях мы вернулись по замёрзшей реке в ICEHOTEL, уже стемнело. Высокий белокурый служащий в фирменной синей малице рассказал нам, как хорошо и комфортно спать при температуре -5С. Три правила:1)    надо быть обнажённым внутри тёплого спального мешка на гагарьем пуху;2)    надо быть полностью сухим, ни после сауны, ни вспотевшим от какого либо активного занятия;3)    нельзя надевать нейлоновые трусы или майку, только хлопок, лён, а лучше шерсть. Возможны шерстяные носки и вязаная шапочка.   Спальные мешки вы у себя в номере не обнаружите, иначе они сильно там вымерзнут. Всё необходимое найдёте сами в гардеробной.

И снова «Help you self». Чаевые за услугу тут никому не нужны. В ледяном лобби распивали кофе и шампанское две шведских свадьбы. Невесты, в платьях изо льна и белой шерсти. Одна   блондинка с внешностью Линн Берггрен из шведской поп-группы Ace of Base, другая – с ярко рыжими волосами до ягодиц – умопомрачительная, как кельтская богиня.

Их избранники – оба «за 30»   рослые викинги с суровыми лицами. Надолго ли их семьи? В Швеции 70% семейных пар распадаются. Социальная защита женщин со стороны государства позволяет им не держаться за мужа из-за боязни остаться «на бобах». Даже наоборот – мать одиночка всегда удачно замужем за государством, у которого ВВП на душу населения свыше $60,000.

Шведские женщины благонравны, как могут быть благожелательны богини к смертным, а также чрезвычайно самостоятельны. Они служат в армии, их большинство в правительстве и парламенте, ребёнку по закону от 1986 года присваивается фамилия матери, а не отца. Женщины-таксисты, крановщики, операторы транспортёров в аэропортах – рослые, белокурые, сильные валькирии. Ими нельзя не восхищаться!

Спалось на глыбе льда, устланной оленьими шкурами на удивление сладко. Но ведь не внял увещеваниям саама-инструктора, не пить много чаю на ночь! Так что, уже в 4:00 пришлось выбраться из уютного пухового мешка и, содрогаясь от холода, добежать до тёплого корпуса. Назад уже больше не вернулся. В лобби шарила всё ещё в подвенечном белом платье «Линн Берггрен». Она искала пластиковые стаканчики, чтобы попить из вечно льющегося источника чистейшей воды. Вообще-то в Швеции воду можно пить из любого крана.

Пришлось помочь Снежной Королеве найти посуду, и мы вместе испили чуть-чуть сладковатой водицы речки Турне.  Thanks for the help, the staff is very nice! (Спасибо за помощь, сотрудники отеля весьма милы)  I’ll definitely give them your compliments (Обязательно передам им Ваши комплементы)   Aren’t you working? (А вы разве здесь не работаете?)  Just like you, this is my first night on reindeer skins (Также как и у Вас, это моя первая ночь на оленьих шкурах)Дальнейшее в точности описал советский бард Александр Новиков:«Мы хохотали заразительно и звонко

И подавали нежелательный пример.Она была вполне приличная девчонка,А я ещё вполне приличный кавалер!»

… Около 7:30 утра, остальных отморозков поднял вчерашний инструктор в синей малице. Он угостил нас горячим брусничным соком. В лобби «сползлись» гости двух шведских свадеб, мужья-викинги и кельтская огневолосая богиня. Мы сдали спальные мешки и собрались к отправке в аэропорт Кируны. В последний час обнаружил, что оставил в прокатном комбинезоне свои перчатки. Но это уже не так досаждало, потому что в аэропорт нас повезли на тёплом комфортабельном микроавтобусе. Вы не поверите, но водителем его была опять молодая решительная блондинка, на этот раз с внешностью Умы Турман.

КОНСТАНТИН СТОГНИЙ

Матеріал: facenews.ua

05.03.2012 18:28

0 0 - 0 0



Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ